суббота, 17 октября 2015 г.

Мурано: Berengo Studio

В этот приезд в Венецию я, можно сказать, согрешила. Оседлала 42 вапоретто и отправилась на Мурано. Повод появился - по приглашению подруги побывать в знаменитых мастерских Berengo Studio.

Вообще "муранобурано", венецианские острова-саттелиты - существовали веками как ремесленные мастерские при Светлейшей. Потом, когда дешевый массовый туризм захлестнул Венецию, кто-то умный придумал оттягивать сюда часть потока: на Мурано - покупать разноцветные бусики и псевдобарочные люстры, на Бурано - любоваться химическими оттенками цветной штукатурки. Венеции это мало помогло, а на острова ездить стало стрёмно.

Но приглашение на производство в арт-мастерской - это шанс для меня увидеть работу маэстро-ветрайо. А за работой мастера, особенно в редком ремесле, можно следить часами. Это своего рода медитация.

Berengo Studio Murano_0665




В просторном, но душном ангаре мастерской на острове Мурано  два мастера-стеклодува сидят на металлических скамьях с устрашающего вида инструментами в руках.  От рабочего места маэстро к горящим печам курсируют мускулистые помощники.  На концах длинных, полых металлических стержней они плавят в печи стекольную массу,  добавляя в нее текстуру и цвет, прежде чем поднести маэстро.  Мастер экономными движениями, используя  немногочисленные инструменты – устрашающего вида клещи, ножницы и металлический шпатель, ловко и точно манипулирует раскаленным стеклом.

Здесь все точно так же, как в средние века. Единственное, что изменилось: вместо угля для нагрева печей используется газ. Печи горят 24 часа в сутки - так  требует технология.  В мастерской очень жарко. Условия труда тоже близки к средневековым, с сопутствующими профессиональными болезнями…  Поэтому мастера-стеклодувы люди штучные и при этом  немного фанатики.

Berengo Studio Murano_0666

Чтобы поверхность стекла была гладкой, мастер использует лопатку, с помощью которой можно выровнять поверхность остывающего стекла. Ремесленники Мурано используют специальные инструменты, включая «борсель» (щипцы или клещи для придания формы раскаленному стеклу), «канна да соффио» (стеклодувная трубка), «понтелло» (стальной стержень, к которому ремесленник присоединяет стекло, чтобы нанести последние штрихи), «сканьо» (скамья стеклодува) и «тагианти» (большие кусачки для резки стекла).

Berengo Studio Murano_0696

Berengo Studio Murano_0684

Стеклодувы погружены в «алхимический процесс»... Маэстро Данило Занелла помогает американской художнице реализовать ее видения. 

Berengo Studio Murano_0694

Эскиз художницы прикреплен к печи, но в руках маэстро пчела неуловимо меняется...
Berengo Studio Murano_0678

Berengo Studio Murano_0767

Некоторые художники начинают работу с энтузиазмом, а затем уходят, - признают в мастерской. Другие прежде никогда не работали с этим материалом.  Стекло учит художника искать формы сосуществования с ремесленником экстра-класса, работать в тандеме со стеклодувом. Что-то волшебное в этом симбиозе есть - с одной стороны работы хрупки, с другой – мастер способен создать цвета и формы, которые в другом материале невозможны.

Berengo Studio Murano_0723

Berengo Studio Murano_0721


Взаимодействие между художником и стеклодувом само по себе непрочно. У мастера есть всего несколько секунд, чтобы преобразовать горячий кусок стекла в художественное высказывае автора. Художник экспериментирует, ставит задачи, требует невозможного, а ветрайо понимает:  чтобы достичь баланса между работой художника и ремесленника, требуется совершенная гармония между двумя участниками.

Когда мастер манипулирует массой раскаленного стекла, обрезки падают на пол, образуя у его ног разноцветный беспорядок.  Стекло пузырится, сворачивается в спирали, трескается, остывает и умирает.  Стекло такой материал, которое требует действий, а не  долгих раздумий.  Начав работу, мастер должен ее закончить, пока стекло горячо.

DSC_0756

Berengo Studio Murano_0763

Berengo Studio Murano_0745

Berengo Studio Murano_0736


Здесь работы полируют и доводят до идеала:

Berengo Studio Murano_0778

Berengo Studio Murano_0782


История стеклодувного ремесла в Венеции восходит к 8-го веку. На остров Мурано печи были перенесены еще в 1291 году, чтобы свести к минимуму риск пожаров на главном острове. Остров стал главной ремесленной мастерской Венеции и держал монополию на качественное стекло на протяжении веков.
Последние 20 лет традиционное ремесло стеклодувов Мурано находится в видимом упадке. Мастерские острова существуют в  коммерческом гетто, производя тонны китча. Заметная часть производства ориентирована на нетребовательных  массовых туристов. 80% продукции лишь маркировано на Мурано, а произведено в Китае индустриальным способом. Но  такое положение дел большинство мастерских устраивает, поскольку приносит доход.

Berengo Studio на острове выглядят чужаками. Их здесь не очень принимают и именно за попытку отмыть муранское стекло от  налета утилитарности. Большинство мастеров считает,  что  ремесло муранских стеклодувов должно развиваться в границах традиции. Плюс островная психология, замкнутое общество, которое противится всяким там непонятным переменам.

Адриано Беренго, нынешний владелец студии, приглашает  на Мурано художников и дизайнеров,  предлагая им в тандеме с мастерами-стеклодувами поработать со стеклом как с новым материалом. А с 2009 года на Венецианской биеннале Беренго организует выставку GLASSTRESS - экстравагантную попытку вписать производство художественного стекла в контекст современного искусства.

Проект Беренго продолжает традиции своего первопроходца Эгидио Константини , который в 1950-х и 1960-х годов стремился дать новую жизнь ремеслу, предлагая художникам  экспериментировать со стеклом как с новым материалом для творчества. Но конце 50-х годов предприятие провалились из-за отсутствия средств и в 1961 году  Константини обратился за помощью к Пегги Гуггенхайм. Он день за днем  приходил к дверям палаццо Веньер-Леони, но экстравагантная коллекционерша ему не открывала.

«Константини искал у меня поддержки cвоих проектов, на которые он не имел денег. Положение его было довольно отчаянным. Он даже заплакал. Так как я не могу видеть плачущего  мужчину, я обещала помочь ему". Пегги и убедила круг художников, вращавшихся в ее орбите, продолжить эксперименты со стеклом. Она призвала Пабло Пикассо, Макса Эрнста, Марка Шагала, Оскара Кокошку в Венецию, поработать в тандеме со стеклодувами Мурано. Так что сегодня Berengo Studio мужественно и, возможно, безрассудно  продолжает идти путем, проложенным Константини.

Альянс традиционного муранского стекла с современным искусством, во-первых, поднимает статус стекла как нового материала для работы художника, во-вторых, дает новый источник дохода для борющихся за выживание стеклодувных мастерских, считают здесь.  В студии чаще всего делают два экземпляра работы - один для художника, второй – для студии и один для Berengo Collection, что приносит прибыль обеим сторонам в равной степени.

Скульптуры впоследствии выставляются в галерее студии на Мурано

Berengo Studio Murano_0659

Berengo Studio Murano_0651

Berengo Studio Murano_0656

И в Венеции уже на третьем биеннале подряд  в палаццо Кавалли-Франкетти в рамках проекта Glasstress. Часть выставки размещена в помещениях Berengo Glass Center на острове Мурано, где Готика предоставила художникам возможность искать художественные параллели с макабрическими  образами «темных веков». И это такое место, где принятая у концептуалистов многозначительность и отсутствие листков с экспликациями застает врасплох и вызывает ступор. Вот:

Glasstress Gotica Murano_0807

Glasstress Gotica Murano_0816

DSC_0789

Glasstress Gotica Murano_0810

Glasstress Gotica Murano_0815