суббота, 21 ноября 2015 г.

Венеция: Festa della Salute

Раз в год, 21 ноября в Венеции появляется пятый мост через Большой канал. Понтонный. Так по 500-с-лишним-летней традиции отмечается день Мадонны делла Салюте. Венецианцы приходят в церковь, выстроенную Бальдассаре Лонгеной — по обету, поблагодарить за окончание эпидемии чумы 1630-го года.

DSC_0069




500 лет назад никто так и не узнал, как именно болезнь вырвалась в город — с крысами из трюмов кораблей, или ее завез мантуанский посол от герцога Фердинанда. Посол, запертый в карантине на острове Сан Клементе, через несколько дней испустил дух, но успел заразить плотника, который был послан строить ему жилье. Вскоре умер и плотник, а за следующие четыре месяца — еще почти 50 000 человек. Больницы были переполнены. Трупы плавали в каналах. Все попытки остановить заразу были напрасны.

Спасаться решили проверенным способом – возвели церковь. В Венеции есть еще одна чумная церковь — Реденторе на Джудекке, и еще один праздник избавления от чумы, июльский.

Пока специальная комиссия выбирала лучшее место для будущего храма, чума только за один месяц — ноябрь унесла 11,966 жертвам, 595 человек умерли только в день Св. Теодора, бывшего святого покровителя города.

Церковь  должна была быть видна  издалека и отовсюду. Место было выбрано и правда исключительное — у входа в Большой канал, рядом с Доганой.

Venezia_0722
Она и правда исключительно хороша

Venezia_0957
Это вид с моста Академии

Venezia_0663
С борта вапоретто, маневрирующего в бачино Сан Марко

DSC_0123
Утром и вечером

Venezia_0026
На фоне говнокруизника, который утюжит канал Джудекка


1 апреля 1630 года в грохоте пушек и колоколов был заложен первый камень в основание церкви. Церемонию провели дож, патриарх и посол короля Людовика XIII, один из немногих дипломатов, кто не бежал из города.

Не помогло: на следующий день 97-й дож Венеции Николо Контарини умирает в своем дворце, пораженный чумой. Сенат, однако, продолжает работу и назначает новых членов в Комитет, которому предстоит выбрать будущего архитектора церкви. Одиннадцать проектов были поданы, но не все авторы смогли представить их сами — они умерли от чумы прежде, чем смогли выступить перед комитетом. Выжили трое. Двое - архитекторы Рубертини и Фракао, создали проект, повторявший палладианскую церковь Искупителя. Бальдассаре Лонгена, сын каменотеса из Тичино, создал восьмиугольную церковь-ротонду, похожую, по его словам, на «корону Богородицы».

Как всегда в Италии, окончательному выбору предшествовала затяжная полемика, подпитываемая оскорблениями и слухами. Битвы экспертов, конфликты между сторонниками новаций и консерваторами. Наконец, выбрали Лонгену. Чума к этому времени стала униматься, и с начала лета 1631 года число ее жертв уменьшилось.

28 ноября 1631 98-й дож Франческо Эриццо официально провозгласил, что  город освобожден от зла. Потери было велики: 128 000 умерших за одиннадцать месяцев, треть населения. Во всех отношениях хорошо, что история не повторилась в третий раз и эпидемия чумы стала последней. Гигантская благодарственная процессия проследовала по понтонному мосту от Сан-Марко к строительной площадке Салюте. Были забиты сваи - 1 106 657 свай на 2666 квадратных метров площади будущей церкви.

Venezia_0015

Лонгена, которому в начале строительства было тридцать два года, не увидел свой замысел завершенным: строительство заняло пятьдесят шесть лет. Не только из-за войн, которые следовали одна за другой, но и из-за невероятного количества скульптур и рельефов, которые предстояло вырезать и установить на фасаде церкви. Салюте была освящена 9 ноября 1687 года, спустя пять после смерти архитектора.


Внутри церковь — огромный восьмигранник, восемь столбов поддерживают купол; напротив главного входа находится алтарь - в который упрятана главная драгоценность — Богородица Месопандитисса, Черная Мадонна, византийская икона тринадцатого века, а остальные шесть сторон - часовни.

Икона упрятана в особый алтарь, придуманный самим Лонгеной и исполненный неким фламандцем, которого звали  Джоссе де Корте - Josse de Corte.  Его же рук дело — нервические уродцы-атланты на церкви Оспедалетто. В общем, все его творчество будто заражено экзальтацией. Что для барокко, в общем, нормальное состояние. Достаточно посмотеть на фасад базилики, где ученики де Корте устроили Раз в год, 21 ноября в Венеции появляется пятый мост через Большой канал. Понтонный. Так по 500-с-лишним-летней традиции отмечается день Мадонны делла Салюте. Венецианцы приходят в церковь, выстроенную единственным великим архитектором, родившимся в Венеции - Бальдассаре Лонгеной — по обету благодарить за окончание эпидемии чумы 1630-го года.

500 лет назад никто так и не узнал, как именно болезнь вырвалась в город — с крысами из трюмов кораблей, или ее завез мантуанский посол от герцога Фердинанда. Посол, запертый в карантине на острове Сан Клементе, через несколько дней испустил дух, но успел заразить плотника, который был послан строить ему жилье. Вскоре умер и плотник, а за следующие четыре месяца — еще почти 50 000 человек. Больницы были переполнены. Трупы плавали в каналах. Все попытки остановить заразу были напрасны.

Спасаться решили проверенным способом – возвели церковь. В Венеции есть еще одна чумная церковь — Реденторе на Джудекке, и еще один праздник избавления от чумы, июльский.

Пока специальная комиссия выбирала лучшее место для будущего храма, чума только за один месяц — ноябрь унесла 11,966 жертвам, 595 человек умерли только в день Св. Теодора, бывшего святого покровителя города.

Церковь  должна была быть видна  издалека и отовсюду. Место было выбрано и правда исключительное — у входа в Большой канал, рядом с Доганой. 1 апреля 1630 года в грохоте пушек и колоколов был заложен первый камень в основание церкви. Церемонию провели дож, патриарх и посол короля Людовика XIII, один из немногих дипломатов, кто не бежал из города.

Не помогло: на следующий день 97-й дож Венеции Николо Контарини умирает в своем дворце, пораженный чумой. Сенат, однако, продолжает работу и назначает новых членов в Комитет, которому предстоит выбрать будущего архитектора церкви. Одиннадцать проектов были поданы, но не все авторы смогли представить их сами — они умерли от чумы прежде, чем смогли выступить перед комитетом. Выжили трое. Двое - архитекторы Рубертини и Фракао, создали проект, повторявший палладианскую церковь Искупителя. Бальдассаре Лонгена, сын каменотеса из Тичино, создал восьмиугольную церковь-ротонду, похожую, по его словам, на «корону Богородицы».

Как всегда в Италии, окончательному выбору предшествовала затяжная полемика, подпитываемая оскорблениями и слухами. Битвы экспертов, конфликты между сторонниками новаций и консерваторами. Наконец, выбрали Лонгену. Чума к этому времени стала униматься, и с начала лета 1631 года число ее жертв уменьшилось.

28 ноября 1631 98-й дож Франческо Эриццо официально провозгласил, что  город освобожден от зла. Потери было велики: 128 000 умерших за одиннадцать месяцев, треть населения. Во всех отношениях хорошо, что история не повторилась в третий раз и эпидемия чумы стала последней. Гигантская благодарственная процессия проследовала по понтонному мосту от Сан-Марко к строительной площадке Салюте. Были забиты сваи - 1 106 657 свай на 2666 квадратных метров площади будущей церкви.

Лонгена, которому в начале строительства было тридцать два года, не увидел свой замысел завершенным: строительство заняло пятьдесят шесть лет. Не только из-за войн, которые следовали одна за другой, но и из-за невероятного количества скульптур и рельефов, которые предстояло вырезать и установить на фасаде церкви. Салюте была освящена 9 ноября 1687 года, спустя пять после смерти архитектора.

Venezia_0917

Внутри церковь — огромный восьмигранник, восемь столбов поддерживают купол; напротив главного входа находится алтарь - в который упрятана главная драгоценность — Богородица Месопандитисса, Черная Мадонна, византийская икона тринадцатого века, а остальные шесть сторон - часовни.

Venezia_0922


Икона упрятана в особый алтарь, придуманный самим Лонгеной и исполненный в виде барочного театра фигур неким фламандцем, которого звали  Джоссе де Корте - Josse de Corte.  Его же рук дело — нервические уродцы-атланты на церкви Оспедалетто. В общем, все его творчество будто заражено экзальтацией. Что для барокко, в общем, нормальное состояние. Достаточно посмотреть на фасад базилики, где ученики де Корте устроили барочный театр фигур - десятки взволнованных святых и ангелов.

Venezia_0123 (2)

Venezia_0121

Venezia_0122

И даже над водой базилику держит херувим:

Venezia_0105

Venezia_0921

Красивая, но страдающая дама слева — это сама Венеция, которая просит у Богородицы защиты от чумы; Центральная фигура - Мадонна с младенцем, которой церковь и посвящена; наконец, третья фигура справа, старая, уродливая и оборванная - это чума и есть, в страхе бегущая от Марии.


Mesopanditissa родом с острова Крит. Венеция — как сорочье гнездо, собрана из украденных в разных концах мира сокровищ. И лишь эта икона — не трофей, она спасена с Кипра. 108-й венецианский дож адмирал Франческо Морозини в 1670 году, когда венецианцам пришлось уступить остров турками, вывез ее в Венецию.

Venezia_0914

Тут вокруг розового камня в центре полихромного мраморного рондо  выгравированы слова: "Unde Origo, Indе Salus" («Где начало, там и спасение»).  Город, как считают, был основан 25 марта 421 г., в день праздника Благовещения Марии. Столетия спустя венецианцы продолжают устраивать ежегодные процессии в базилику. Но специально приезжать на La Festa della Salute туристам смысла нет – это самый венецианский и следовательно, самый нетуристический праздник. И у него есть отличная защита от чужаков: в этот день ничего не происходит, кроме мессы.

Venezia_0673

Venezia_0111