среда, 24 сентября 2014 г.

Леон: Ферия и матадор Падилья

В Леон — райцентр с королевскими амбициями — мы приехали на ферию. Ферия — это всегда праздник. Праздник — это всегда коррида. Во время любой ферии на арену ходишь как на работу, сумку собираешь на автомате: шейный платок, веер, бутылка воды, дальнобойный объектив, полосатая подушка...

Вот и мы пришли на леонскую арену, расстелили подушки, разложили программки... И тут mccuntz обнаружила, что в аппарате нет карты памяти. Карта памяти в планшете, планшет в номере, яйцо в утке, утка в зайце.

Стыдно признаться, но мне нечего показать с той прекрасной, захватывающей корриды, которую мы смотрели субботним вечером в Леоне. И ведь какой роскошный был вечер: быки были яростны и могучи, матадоры прекрасны, президент щедр на награды, а публика — на выражение своей приязни. И я, кстати, приобрела новое знание: оказывается, смотреть корриду не в видоискатель камеры, а так, невооруженным глазом гораздо страшнее.

Ну вот, поскольку картинок я не имею, то решила выложить несколько, сделанных в прошлые годы. А поскольку ходили мы на маэстро Падилью, решила заодно сосчитать, сколько же раз я его видела на разных аренах.

А картинку с корриды в Леоне выпросила у adjanta.

Padilla_0341



Падилья — пролетариат toreo. Ремесленник в хорошем, уважительном смысле. Он может, и не относится к категории А+++, и в его работе на арене больше напора, чем элегантности, никакой тебе инфернальности, все построено на сильных и открытых чувствах. Он безрассудный, но бесхитростный.

Он пропускает быка так близко к себе, что, кажется, его длинное тело постоянно ощущает болтанку от толчков мощного животного. В любом другом случае можно было бы любоваться невероятным мастерством, но в его движениях бывает мало красоты, но куда больше безоглядого риска.

Брюзгливые критики зовут его Rey De Las Peñas, напирая на то, что он кумир непритязательной публики, той, что заводит с трибун вечную кричалку "Illa, illa, illa, Padilla maravilla" o "Tú si que vales". Да, пожалуй, Падилья популист и работает на публику. И это очень благородное качество: когда матадор старается доставить публике удовольствие, как бы ни складывались обстоятельства. Он не делает отличия между большими аренами и захолустными, между столичным и провинциальным зрителем, и всегда выкладывается на 101%.

Он провел совершенно сумасшедший сезон сразу после возвращения после травмы, и каждый его выход на арену сопровождался бешеной волной симпатии и сочувствия со стороны публики. Он провел еще более насыщенный прошлый сезон, заняв первое место в эскалафоне — своеобразном рейтинге матадоров. И проводит довольно посредственный сезон нынешний. Он и в лучшие-то годы был храбрым, но довольно безыскусным матадором, наделенным разве что трудолюбием и природной основательностью ремесленника. И огромной харизмой.
Но нас-то от него по-прежнему прёт! И давно!
И вот подтверждение:


Севилья, Апрельская ферия, май 2009 года. Первая виденная мною коррида, кстати.

Padilla_0616

Padilla_0686

Убрике, сентябрь 2010-го

Padilla_0696

Padilla_0693


Сан Фернандо, сентябрь 2010-го

Padilla_0997

Padilla_0940



Оливенса, март 2012-го, возвращение "Пирата"


Padilla_Olivenza_0301

Padilla_Olivenza_0350


Арль (Франция), март 2013-го

Padilla_0235

Padilla_0246



Мурсия, сентябрьская ферия 2013 года


DSC_1576


DSC_1577


Фиеста Сан Матео в Логроньо, сентябрь 2013-го


Padilla_0094


Padilla_0078

Оказалось - немного. Но надеюсь, наверстаем.